Интернет и эмоциональная журналистика времен Евромайдана

lights

Киев, 15 декабря 2013. Автор фото неизвестен

15 декабря 2013 года 200-тысячный Майдан Независимости засветился десятками тысяч мобильных телефонов и фонариков. Люди держали телефоны и фонарики высоко на головами, исполняя хором гимн Украины. В тот же день участники пели хором на пару со Святославом Вакарчуком, лидером “Океана Эльзы”, чей концерт был посвящен демонстрантам, избитых спецотрядами милиции 30 ноября. Светящийся Майдан на несколько минут преобразился в манифест нового общества – людей, подключенных к Интернету и мало зависимых от пропаганды подконтрольных правительству телеканалов.

За три года правления Януковича власть прозевала технологический сдвиг в обществе – Интернет стал ключевым источником информации для представителей образованного класса, включая журналистов, гражданских активистов, бизнесменов, служащих, студентов. Именно они были среди первых 1500 киевлян, которые вышли протестовать против правительства на Майдан Независимости поздно вечером 21 ноября.

Уже несколько лет Интернет, ставший главным общественным форумом страны, является одним из главных фактором давления на политический режим в Украине. Заметную роль в этом процессе играют и журналисты. В условиях правительственного контроля над многими СМИ, сбалансированное информирование о действиях власти от Интернет-СМИ – само по себе является ударом по легитимности правительства и Президента.

Однако роль украинских журналистов не ограничивается только информированием о событиях в стране, как это следовало бы ожидать в любой демократической стране. Имея довольно высокий запас доверия в обществе и понимая потенциал соцмедиа и Интернета, часть журналистов видят себе также и в роли гражданских активистов. В условиях зачистки свободной украинской журналистики времен Януковича, этот активизм выглядит вынужденным шагом со стороны медийщиков. Более того, часть сообщества украинских журналистов видит себя не только последним бастионом свободы слова в стране, но и свободы общества в целом. Перефразируя слова Евгения Евтушенка о том, что “поэт в России — больше, чем поэт”, в Украине журналист – чуть больше, чем журналист.

События Евромайдана, ставшего крупнейшим протестом в истории независимой Украины, возможно бы не состоялись без участия журналистов. Ведь именно со стороны журналистов в соцсетях прозвучала идея собраться поздно вечером 21 ноября на Майдане Независимости с целью высказать протест против отказа Украины от евроинтеграции. Несколько дней спустя, 1 декабря, без выложенных в YouTube роликов, весь мир возможно бы и не узнал правду о жестокости спецотрядов милиции во время разгона студентов на Майдане в ночь на 30 ноября. И возможно не узнал бы и об избиении около 40 журналистов возле Администрации Президента вечером 1 декабря.

1453234_638306169561110_246394725_n

Киев, 7 декабря 2013. Автор фото: Олег Мацех

Как же развивались события в первые дни протеста и какова в них роль журналистов?

21 ноября 2013 г. правительство Украины объявило о приостановлении подготовки к подписанию Договора об Ассоциации с ЕС, документа, определяющего геополитический выбор страны. Эта новость застала многих врасплох, ведь до этого Президент Янукович неоднократно публично заявлял, что “альтернативы ЕС нет”.

Как следствие, в Украине поднялась волна негодования. Тысячи пользователей Фейсбука написали гневные посты на своих страницах в адрес правительства. В тот же день они инициировали петицию об отставке правительства.

Десятки пользователей заходили на официальную страницу премьер-министра Азарова в Фейсбуке и оставляли там гневные сообщения. Администраторы страницы пытались удалять комментарии, однако их количество только возрастало. Позже, в течении нескольких дней страница Азарова в Фейсбуке была недоступной. Возможно, это стало следствием жалоб пользователей к администрации соцсети на страницу.

Негодование в онлайне перебросилось в офлайн. Поздно вечером 21 ноября на киевский Майдан Независимости вышли около 1500 жителей Киева. Многие из них узнали о подробностях встречи в соцсетях всего лишь за два с половиной часа до назначенного часа ее проведения.

Первым, кто предложил выйти на Майдан, был Мустафа Найем – журналист влиятельного Интернет-издания “Украинская Правда”. Уже на площади он объяснил, что обращался в Фейсбуке с призывом выйти именно к друзьям-журналистам: “Сегодня у многих журналистов неприятное настроение. Я это написал, чтобы услышать, есть ли эти люди или же мы поговорим где-то в Фейсбуке”.

В тот вечер на Майдане собрались те, кого называют представителями креативного класса: активисты, журналисты, “белые воротнички”. Журналист 5 канала Святослав Цеголко заявил во время импровизированного митинга: “Думаю, это начало борьбы за украинскую независимость”. Недавно освобожденный из тюрьмы оппозиционер Юрий Луценко заявил, что если через несколько дней соберется сто тысяч человек, правительство будет вынуждено услышать граждан. И уже через две недели в одно лишь воскресенье 8 декабря около 500 000 человек приняли участие в протестах.

Среди 18 миллионов пользователей Интернета в Украине не меньше половины пользуются соцсетями. И хотя соцсетью №1 по охвату аудитории является российская ВКонтакте, наиболее влиятельной остается Facebook. Если Вконтакте популярен среди молодой аудитории, нацеленной на развлечения, украинский Facebook с его аудиторией в 2,3 миллиона (май 2013) для многих пользователей стал политической и общественной площадкой. Состоянием на декабрь 2013 года, Фейсбук – №7 в списке наиболее популярных сайтов в украинском сегменте Интернета согласно данным Alexa.com

В эволюции своего становление год назад Фейсбук перешел к этапу ранжирования пользователей, создавая неформальные иерархии. Если раньше каждому пользователю разрешалось дружить с не более чем 5000 друзьями, то с введением функции “подписка” на пользователей по принципу фида, на популярных пользователей могут подписываться десятки и сотни тысяч “поклонников”.. Самые успешные пользователи становятся своеобразными узлами информационных потоков. Публикацию статуса таких пользователей могут увидеть десятки тысячи людей, распространяя это информацию еще и среди своих друзей.

Посмотрим на рейтинг топ-10 пользователей украинского Фейсбука за количеством подписок состоянием на 15 декабря 2013. В список попадают: трое журналистов (Найем, Портников, Лещенко), пять политиков от оппозиции (Луценко, Яценюк, Порошенко, Гриценко, Кужель), один бизнесмен с амбициями политика (Балашов) и путешественник (Сурин). 21 ноября минимум двое из этого списка (Найем и Луценко) пригласили своих друзей и подписчиков прийти на Майдан. И если в ноябре в Фейсбуке Мустафы Найема было около 33 000 подписчиков, в середине декабря – уже 48 700.

1452300_620523324659889_927921954_n

Киев, 11 декабря 2013. Автор фото: Влад Содель

События Евромайдана способствовали резкому скачку интереса украинцев к онлайн-журналистике и социальным медиа. Многие пользователи рассматривают Интернет как быстрый способ получить более объективную информацию по сравнению с телеканалами и газетами. В Интернете пользователь получает доступ к более разнообразной информации. Протесты стали “золотым временем” для известных медиа, издания увеличили лояльность аудитории и смогли привлечь новых пользователей. Небольшие медиа получили шанс отличиться инновационными идеями и грамотной подачей контента (онлайн-трансляции, репортажи, инфографика), тем самым создавая ядро аудитории. Были запущены новые проекты, наиболее успешным из которых является онлайн-телевидение Hromadske.tv

В конце ноября трафик Украинской правды (pravda.com.ua) вырос почти в два раза. Для новостных сайтов, в частности Радио Свобода (www.radiosvoboda.org) или Лига.нет (www.liga.net) это показатели могли вырасти в несколько раз. Ведь Радио Свобода одним из первых запустили на своем сайте онлайн-вещание протестов, а Лига.нет вела прямой текстовый репортаж с Майдана в режиме 24/7.

Но даже онлайн-медиа не могут состязаться в скорости распространения информации с социальными сетями. Если Фейсбук сыграл огромное значение в мобилизации участников Евромайдана в первые дни, то Твитер стал незаменимым инструментом для пользователей получать самую свежую информацию о Евромайдане. Кто-то из известных пользователей написал первые сообщения о Майдане в Твитере с хештегом #євромайдан – и он стал тем фильтром, который позволил другим составлять картинку событий воедино через твиты многих участников Евромайдана. Участники, в свою очередь, находясь на Майдане, начали писать о том, что они видят, слышат и чувствуют, добавляя хештеги – #євромайдан (основной), #евромайдан (русскоязычный) и #euromaidan (для международного сообщества).

Более широкое освещение событий Евромайдана происходило в Фейсбуке. Здесь пользователи публиковали хроники событий, фотоотчеты, карикакатуры, постеры с призывами к действию. Если Твитер – это в первую очередь способ отослать или принять информацию, то Фейсбук – это также дискуссии, планирование событий, чтение новостей. За неделю пользователи создали более 50 различных страниц Евромайдана в Фейсбуке. №1 среди них – ЄвроМайдан – EuroMaydan (158 800 поклонников, охват – 163 000 пользователей – состоянием на 15 декабря). Отдельно были созданы региональные и специализированные страницы: для защиты прав участников (Євромайдан SOS), оказания юридической помощи задержанным участникам протестов (Юристи ЄвроМайдану), медицинской помощи (Євромайдан Лікарі), расселения приезжих (ЄвроХостел).

События Евромайдана дали всплеск активности пользователей – в соцсети начали приходить тысячи новых пользователей. Проект Social Media and Political Participation (SMaPP) при The New York University зафиксировал скачок регистраций в украинском Твитере от обычных 20-40 новых пользователей в день до 150-200 в последующие после начала протестов дни.

Некоторые украинские журналисты впервые зарегистрировались в Твитере в ноябре 2013, но еще большее количество журналистов, по крайней мере на уровне Киева, возобновили введение Твитера. Среди опрошенных мною журналистов с числа друзей в Фейсбуке, 17 ответили, что возобновили пользование Твитером, еще двое ответили, что начали. Трое умеют пользоваться, но не возобновляли. За словами львовского журналиста Отара Довженка, “Я зарегистрирован и пассивно пользовался с 2009 года, но только благодаря Майдану понял, какова его суть”.

Неизвестно, будут ли журналисты использовать Твитер и в будущем также, как и в дни протестов. Ведь события, объединяющие сотни тысяч людей, готовых сопереживать и делиться своим опытом в соцмедиа, происходят не столь часто. По моим наблюдениям, в последний раз похожий интерес к Твитеру в украинском медиа-сообществе наблюдался в 2009-2010 годах, когда журналисты использовали Твитер и хештег #elect_ua для отслеживания за ходом выборов.

Ренессанс украинского Твитера припал на вторую половину ноября-декабря 2013 года Во время Евромаайдана пользователи Твитера пишут до 4000-5000 твитов в час с хештегом #євромайдан.

Журналистка Кристина Бердинских открыла для себе Твитер и сейчас публикует много событийных фотографий с Майдана. У ведущего Hromadske.TV Романа Скрыпина по состоянию на 15 декабря было всего лишь 14 твитов, хотя екаунт основан в 2010 году и возобновлен в начале декабря 2013 года. При этом журналист, за которым следят 2700 пользователей, написал, что вернулся к Твитеру под влиянием коллег и не гарантирует активного пользования. У Сергея Лещенка, одного из наиболее влиятельных журналистов в Украине, зарегистрированы эккаунты в Фейсбуке, Твитере и даже Инстаграм. Лещенко уже написал в Твитере почти 1000 сообщений, за ним следят чуть больше 9 000 пользователей.

zamizh

Киев, 21 января 2014. Автор фото неизвестен

Испытание для журналистов
Украинская журналистика во время протестов подверглась испытаниям. С одной стороны, возникло огромное количество контента от пользователей, проверять который не всегда удавалось. Первого декабря журналист УП Мустафа Найем распространил в Твитере присланное ему фото с якобы разбитой головой памятника Ленина в Киеве. Уже через несколько минут журналист опроверг информацию и извинился, но многие пользователи успели отреагировать. Через неделю, памятник Ленина все же повалили, разбирая куски на сувениры.

С другой стороны журналисты почувствовали себе втянутыми в кибер-войны. На сайты независимых медиа, в частности: Зеркало Недели, Тиждень.ua, Украинская Правда, Лига.нет начали проводиться DDoS-атаки с целью ограничить доступ читателям к публикуемым новостям. Как следствие, сайты работали с перебоями. Лига.нет закрыла доступ к сайту из-зарубежа чтобы справиться с атаками. Редакциям сайтов довелось призвать читателей читать ихние новости в соцсетях.

Телеканалы, принадлежащие олигархам, несколько раз меняли освещение событий Евромайдана в диаметральную сторону. Канал Интер, принадлежащий Дмитрию Фирташу и традиционно поддерживающий точку зрения власти, по непонятным причинам начал объективно освещать протесты. Это может быть связано как и с позицией редакции освещать Евромайдан более объективно, так и свидетельством сомнений олигархов-собственников в устойчивости правительства. Только Первый национальный канал, напрямую контролируемый правительством, оставался рупором пропаганды.

Кроме того, Евромайдану предшествовал ряд событий, который ослабил корпоративный дух многих журналистов национального уровня. Медиа-холдинг УМХ, в структуре которого входили около 50 Интернет-сайтов и ключевых журналов был продан. Новым собственником стал малоизвестный ранее миллионер Сергей Курченко. Его связывают с окружением Президента Украины, соответственно, покупка медиа-холдинга рассматривается как дальнейшие шаги окружения Президента сконцентрировать вокруг него медиа-активы накануне Президентских выборов 2015 года.

Среди перешедших в руки новых собственников – ключевые для страны журналы Корреспондент и Forbes-Украина, а также сайты изданий. 13 ноября из Forbes-Украина уволились сразу 13 журналистов, заявив, что в издании введена цензура. “Мы не смомем писать на те темы, на которые мы писали”, – отметила Катерина Коберник, ушедшая с позиции замредактора сайта Forbes.ua.

Сайт Коrrespondent.net для сотен тысяч пользователей является ключевым информационным источником в Интернете. С уходом главреда Юлии Мак-Гаффи, которая руководила ресурсом в течении девяти лет, редакционная политика резко изменилась. Сайт преобразовался в инструмент манипуляции общественным мнением.

События Евромайдана принесли неподконтрольным для власти онлайн-изданиям больше внимания читателей, огромный эмоциональный подъем, но также и вопрос об ответственности за стандарты журналистики. Не всегда эти стандарты удавалось соблюдать на высокой планке, но на это были свои веские причины.

Журналистика периода Евромайдана – это нередко эмоциональная журналистика. Когда журналисты – не только описывают события, но и принимают в них участие. Не только распространяют информацию о действиях власти, но и формируют общественное мнение наряду с политиками. Не только наблюдают за силовыми методами власти – но и сочувствуют их жертвам. Более того, журналисты сами стали мишенью для власти – около 40 журналистов пострадали от рук Беркута 1 декабря 2013 года. Соответственно, границы между объективностью и эмоциональностью немного стерлись. Наиболее подходящий вопрос, который задавали себе журналисты в эти дни – не насколько я был объективен, а смог ли я посмотреть на себя в зеркало утром?

Следствием эмоциональных решений стало то, что Украинская Правда временно поменяла свой бренд на Европейская Правда, и в наиболее напряженные моменты конфликта публиковала новости с не всегда проверенной информацией. Также редакция нередко использовала эмоциональные заголовки. Лига.нет публикуя новости в Фейсбуке, нередко сопровождала их эмоциональными комментариями.

Тем не менее, независимые издания демонстрировали намного более качественную журналистику по сравнению с изданиями группы Курченка. На пример, центральной новостью дня на второй день протестов на сайте Forbes.ua стало интервью с дистрибьютером вина. Или Korrespondent.net, на котором новости с комментариями Путина о событиях в Украине подаются как главные, а взгляд на кризис в стране формируется через пресс-релизы милиции.

О том, что журналисты в Украине – больше чем журналисты, свидетельствуют кадры, на которых журналисты после круглого стола между властью и оппозицией 13 декабря преследуют Президента с вопросами. Последний же не реагирует, хотя ответы на вопросы об отвественсти власти ждет вся страна. В тоже время охрана Президента пытается остановить журналистов любыми способами. Когда Президента уже не догнать, один из журналистов кричит в спину главному чиновнику страны: “Не бойтесь, мы вас не будет бить”.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s